На восток и немного на север. Часть 1 - Кодар

В какой-то момент обнаруживаешь себя среди гор на берегу бурной таежной реки, и начинаешь думать. Думать не о том, что осталось дома и так волновало еще несколько дней назад, и даже не о том, что от тщательно продуманного маршрута остались только жалкие обрезки, а от схоженной группы – два человека. Думаешь там о совсем простых вещах – ровно ли шумит река, хорошо ли работает горелка под котлом с чаем, как получше заклеить мозоли и что предвещает этот тихий закат. А еще думается о том, как все начиналось. А начиналось все, как обычно, с планов. И планов было просто громадьё. Но потом одно накладывалось на другое, все шло не так, и садились мы в поезд только вдвоем, и вез он нас не в спортивный поход, а на легкую фото-прогулку. Правда, район для легкой прогулки был выбран несколько изощренный – хоть что-то осталось от прежних планов – Кодар. Хребет Станового нагорья затерянный где-то на БАМе, на границе Забайкальского края и Якутии. Становое нагорье это что-то романтическое со школьных уроков географии, настолько далекое и недоступное, что и думать о нем незачем. Однако, уже второй раз для меня поезд отстукивает километры по Транссибу и БАМу через поля, леса, мари и горы – на восток и немного на север. А за окнами поезда цветут поля Иван-чая – розовые, удивительно наивные для здешней суровой природы поля. Радует стук колес, радует кофе в Тайшете и омуль в Северобайкальске. А вот погода не очень радует – из Новосибирска уезжали в дождь, всю дорогу дождь гонится за нами, над горами начиная от Байальского хребта и до самого Кодара – туман и дымка, как потом выяснилось – дым от горящих в Якутии лесов. И только в Мариинске после ливня взошла радуга, а потом еще одна – под эту радуг мы и уехали. Прямо как в детских сказках – поезд проходит под радугой и попадает в волшебный мир! А в этом волшебном мире сквозь облака и туманы проступают горы – теперь хотя бы есть уверенность в том, что Кодар существует, и за прошедшие пять лет никуда не ушел. Правда, очень быстро картинка волшебного мира превращается во вполне себе реальность с дождем с неба, лужами под ногами и гнусом вокруг – не очень-то похоже на возвращение в потерянный рай, но какой уж есть. Дальше все, в общем-то, ожидаемо – дорога под дождем выходит из деревни, ползет по болотам, а потом ныряет в реку. А мы остаемся на этом берегу – где-то мы это видели. Но на этот раз у нас есть уверенность, что дорога есть и идти есть куда. Вот и идем по болотам вдоль реки, ждем, когда наша дорога к нам вернется. Болота путают и удивительно быстро вытягивают душу. Видимости почти нет – серое небо с низкими облаками, серая вода под ногами, сотни одинаковых умирающих лиственниц и тысячи мошек. Как люди там ходили без GPS и даже без компаса – я не поняла. Но, благодаря современным средствам связи, дорогу мы все-таки нашли. Последние шаги по болоту на гривку, а то и на старую насыпь, дались особенно тяжело – низкие кусты цепляются за ноги, отяжелевшие от воды ботинки, не идут, да и настроение не самое радостное. Но вот на насыпи я увидела на насыпи дорогу, выскочила на нее и с криками «Ура! Это – Кодар нашей мечты!», побежала не в ту сторону. Болота запутали меня настолько, что я не поняла, куда течет река, и в какой стороне горы. Это недоразумение быстро исправили, меня повернули на путь истинный, и пошли вверх. Долго идти не пришлось – основная дорога опять нырнула в реку, но быстро вернулась к нам, да не одна, а вместе с машиной. Наверх на «Урале» (как говорят, еще и с мотором от трактора) заезжала группа геологов. Они взяли нас к себе в качающий и прыгающий кузов. Расположились почти с комфортом – на запасном колесе и каких-то досках. Машина медленно, чуть быстрее пешехода, ползет по болотам, камням и рекам. Вокруг все еще марь – болото оно и есть. Вообще место странное – деревьев много, но это точно не лес, в лесу жизнь кипит, а тут все какое-то еле-живое. Лиственницы дорастают до определенного размера, а дальше корни упираются в мерзлоту и деревья начинают засыхать, а потом так и стоят. Зато гнуса килограмм сто и толстые откормленные лягушки прыгают по кочкам. Из-за дымки гор не видно, пока буквально не упрешься в них лбом. Но и это когда-то случится (если, конечно, ехать в нужную сторону). Мы ехали в нужную, так что, когда водитель сказал, что дальше он проехать не может, мы уже были вполне среди гор. Обычно машины по этой дороге могут проехать до места, называемого Камень, но нас до туда сколько-то не довезли. На Камне этом я была, но как-то мало что запомнила, кроме того, что прямо в реке лежит камень, даже два таких здоровых валуна. Как оказалось, камней в реке гораздо больше, а тот камень, который Камень, так и вообще стоит на берегу. Дошли вечером до туда, а потом еще повыше и встретили первый закат. Дымка не рассеивает, поэтом на закате горы совсем теряют свои привычные очертания и как бы покачиваются в дымке. Вообще вечер в горах это такое славное время, когда можно теоретически полежать, когда обсуждаются самые важные вопросы – например, что за тело лежит в палатке и что лучше – омуль и позы из Северобайкальска или перевал посложнее. А еще после ужина усталость уходит, и уже ждешь следующего дня. А ждать было чего – в планах куча водопадов и еще больше бродов. После Камня старая дорога превращается в свежую тропу, и постепенно лезет вверх. И чем круче вверх она лезет, тем ближе очередной брод – почему-то к реке здесь надо подниматься, а не спускаться. Рек мы в тот день перебродили немерено, наверное, десять, а может и больше. Большинство из них не представляют ничего сложного или интересного – вот я и не помню, сколько их было и каких, разве что ноги мокрые постоянно. Хотя были и не такие простые броды, но их было всего два. Шаньга, брод на «подумать» - течет она с крутого склона, почти водопадом, да еще и по огромным камням, вот и стоишь голову ломаешь, под какой из этих камней шагнуть. И Сакукан – брод на «выстоять» - просто очень много сильной воды. А потом вся эта сильная вода собирается в целый каскад водопадов. В прошлый раз нам удалось увидеть только два, а сейчас мы никуда не торопились и пока искали более удачные точки для съемки, разглядели весь каскад. Водопадов там четыре, но рассмотреть получается только три. Весь каскад спрятан в глубоком каньоне и приходится выглядывать с высоких скал, а когда четвертый водопад поворачивает, то его и вообще не видно. Попытались спуститься поближе к водопадам, но это тоже не так просто. В этот момент я пожалела, что не взяла веревку и снаряжение – так и представляется картинка, как я вися на скале фотографирую водопады – то что надо. В итоге, подход к ним мы нашли только с другого берега и только к двум из них. А ведь были в тот день еще и маленькие водопадики – на гладких каменных плитах или круглых валунах, плавные, как течение реки и рассыпающие сотнями брызг – водопады везде! Надеялись мы дойти, до старой метеостанции к обеду, но фотоаппараты заставляли останавливаться слишком часто. Да и вообще все оказалось не так просто – в этом странном районе все не в порядке – дороги прячутся, горы ходят, реки переползают с места на место… Но все-таки ночевали мы около метеостанции, а на следующий день оставили там рюкзаки, а то уж слишком они нас любили в предыдущие дни. И отправились собственно на фото-прогулку – вверх по Медвежьему ручью к леднику, озерам и, конечно, водопадам. Как только крутой подъем заканчивается и тропа выходит в висячую долину, сразу приходит знакомое чувство неба вокруг. И, хотя небо все так же в дыму – это все равно простор, который бывает только в высокогорье. Пусть это и не альпийские луга, которые бывают в высоких горах – это скорее цветущая тундра, но там все тот же горный ветер. И цветы, цветы, цветы… Останавливаемся их пофотографировать. Пока меняю объективы, боюсь, что мошки набьются на матрицу – это Кодар. После горных тундр и альпийских лугов, как и положено, начинаются камни и снега. Только, почему-то, сначала снега, а потом камни. Водопад на Медвежьем ручье на месте – никуда не уполз с прошлой нашей встречи, но на этот раз под ним совершенно чудесные наледи. Пока друг мой, более увлеченный живой природой, рассматривал цветочки, я подползала все ближе к этим снегам и водопадам – ну конечно, где я еще могу быть кроме как со штативом посреди реки или поглубже в снегу – лето же! С трудом отрываюсь от снега, идем еще выше. Там – озера. Озер целых три – два больших и одно маленькое. Цвет у них какой-то прямо волшебный – синий, зеленый, бирюзовый, а когда солнце выйдет – от изумрудного, до насыщенно чернильного. Но не цвет воды стал главным чудом, а лед, который все еще держался в самом маленьком озере – миниатюрные айсберги в миниатюрном океане! Весь этот снег-лед, он тоже не сам по себе появился – это уже чувствуется дыхание ледника. Сам ледник, вполне себе не маленький, даже трещины, как водится, до центра земли, нашлись. А наверху, над ледником возвышается пик БАМ – высшая точка района. Только противная дымка опять все портит, да еще и в небесной канцелярии периодически отключают свет, так что виды получаются хоть и захватывающие, но не настолько, как могли бы. Зато на леднике почти нет мошек и можно снять накомарник и насладится миром с повышенной резкостью, а то через эту сетку все как в тумане. Поскольку, у нас все-таки фото-прогулка, а не поход, то вместо того чтобы лезть по леднику на перевал, поворачиваем назад и бежим к еще одной водопадной речке. Тут опять целый каскад водопадов, и опять до самых больших и интересных не добраться. Но здесь уже не так обидно, потому что скальный каньон такой глубокий, что солнце туда все равно не попадает. А без солнца какое фото-сафари? Полюбовались водопадами, полазили по речке. Я в очередной раз удивилась тому, как много мы пропустили в прошлую поездку – из этого каскада мы видели только нижний водопад на плитах, а до остальных просто не дошли. Вот и чего не ходилось-то, вроде и погода была и торопиться уже было некуда… А потом был вечер в дымке и закат, и еще что-то, наверное. Уже и не вспомнить все. Вообще за день происходит так много событий, что кажется, что утро было, как минимум, месяц назад. Даже записать все в дневник не получается – мысли разбегаются в разные стороны, перескакивают с одного на другое и никак не складываются в связный текст. Пользуемся моментом и временем, пока рюкзаки спят в палатки около метеостанции, собираемся и бежим в еще один верх. Самый, что не есть верх этой долины – к истокам Сакукана, огромной реки, вокруг которой и вьются все наши Кодарские приключения. День, по традиции, начинаем с того, что теряем тропу, сколько-то лезем по ернику и, наконец-то к той самой тропе возвращаемся. Вокруг уже не наивные вчерашние озерки-лужайки, а настоящие суровые горы. Да и погода соответствует – темные тучи висят над острыми скальными пиками, не предвещая ничего хорошего. Поднимаемся к озеру уже опять без тропы. Там – тишина, и можно поверить, что в этом мире нет никого кроме нас – только эти скалы и их отражения в озере. Хотя, похоже, кто-то в этой долине все-таки есть, возможно, даже медведь. Неуютно. Быстренько фотографируем озеро и идем обратно, тем более, что погода портится. По начинающемуся дождю вернулись в лагерь и решили сразу перебродить Сакукан, пока он выпускает, а то если будет лить всю ночь, то вода поднимется, и брод может стать непосильным для нас. Как только перебродили реку и сели сушится, погода сразу же исправилась и даже появилось какое-то солнце. Духи местных гор как будто смеются над нами. О, я же еще не рассказала про Мабуку, а он все еще с нами! Если кто-то читал и помнит мои старые заметки, то может заметить, что когда-то в чужом отчете мы прочитали, что если налить (спирта) местному духу Мабуке, то погода исправится. Тогда, на нехоженном леднике, под еще никем не пройденным перевалом, нам это знание очень помогло. Так что с тех пор мы исправно радуем Мабуку, а он не забывает о нас. Только иногда смеется, как тем вечером. Пока Мабука смеялся над нами, а я думала, не стоит ли перебродить Сакукан обратно и пойти еще раз пофотографировать водопады, наши вещи сохли у костра, и еще не знали, что быть сухими им осталось совсем не долго. Непогода, крутившаяся весь день где-то неподалеку, наконец-то дошла до нас. Мрачные тучи скрыли закат, и все-таки пошел дождь, все сильнее и сильнее, всю ночь. К утру дождь не прекратился, но хотя бы утих. Так хочется полежать в палатке в почти не промокшем спальнике, но надо вылазить, потому что дождь все еще идет, реки все еще наливаются и никто не знает исправится погода или наоборот разразится не на шутку. Дождь этот совсем не сильный, но выматывающий и отнимающий все силы – все мокрое, тропа мокрая, кусты вокруг мокрые, ноги тоже мокрые, вода везде – под ногами, в воздухе, даже под рубашкой и то вода. А еще броды, правда, достаточно простые. Сбегаем вниз до начала дороги и решаем там отсиживаться – время еще есть, а страшных рек впереди больше не предвидится. На всякий случай заказываем Мабуке машину с печкой и сиденьями и залазим в палатку отогреваться. А машина все-таки пришла, да. Еще один «Урал» (видимо, уже без мотора от трактора), который завозил в горы группу читинских туристов, возвращался назад и согласился подбросить нас до Песков. Поскольку, из пассажиров были только мы вдвоем, то уселись мы в теплую кабину с сиденьями и с комфортом поехали вниз – сразу видно, что Мабука старается, видимо оправдывается за непогоду. Хотя и непогода была по заказу – я предыдущим вечером просила «такую погоду, чтоб купаться», но я же имела ввиду в реке и под солнышком, а не в кодарских кустах под дождем… Раз до Песков нас довезли, то день получился расслабленно прогулочным – дошли пару километров до стоянки на озере, искупались и пошли гулять. Пески – место само по себе очень необычное – кусок пустыни среди сибирских болот. Правда, пустыня тоже особенная – на барханах растут лиственницы, в воздухе тучи гнуса, а из-под песка кое-где пробиваются ручьи. Но, все-таки, это именно пустыня – такая маленькая локальная «Кин-дза-дза». От долгих прогулок по барханам голова начинает работать как-то особенно и, видимо, чтобы заполнить пустоту окружающего пейзажа, хочется фотографировать всякие странные предметы. Я видела много подобных фотографий в отчетах, но из дома они казались мне странными, а на месте и самой захотелось так сделать – ну как не сфотографировать штатив или ботинки на бархане – они же так хорошо вписываются. Над пустыней даже иногда видно небо и солнце, а вот над горами опять дождь. Сухое место Кодаром не назовут! Мы долго ждали, чтобы облака ушли и открыли горы над Песками, но так толком и не дождались. Зато дымка частично рассеялась и стало видно долину Апсата, куда мы так хотели попасть, но не сложилось. А в этой долине – гора Зарод – такой огромный кирпич в болоте. Мне даже страшно подумать, как он туда попал. Говорят, что от какой-то ближайшей горы отломилась макушка и упала в болота – гора пришла к озеру. Пока мы гуляли, на стоянку на озеро приехала на пикник компания из ближайшей деревни. В соответствии с суровостью этих мест, приехали они на настоящем гусеничном вездеходе. Люди они приветливые – накормили нас, очень хотели в баньке попарить и спать уложить, но поскольку до этого они слишком сильно напоили себя, то мы с ними никуда не поехали. Зато договорились с их вездеходом, чтобы он нас на следующий день забрал в Чару. Так что коллекция экзотических поездок пополнилась еще и вездеходом – сидели сверху на броне, смотрели, как гусеницы гонят болотную воду и кочки колышутся метров на сто вокруг. А потом опять была дождливая Чара с ее огромным вокзалом, и музей, где пишут про первопроходцев Кодара, а еще книжки и магнитики, тоже про Кодар. И вот – ночной поезд приехал, чтобы везти нас на Байкал, а на небе взошли звезды – Кассиопея смотрит на нас с Забайкальского неба. А впереди – Байкал. Источник: “http://www.rutraveller.ru/note/2897”

ТОП новости

Вход

Меню пользователя